Родительский университет

Оптимизация детско-родительских отношений

Особенности уголовной и административной  ответственности несовершеннолетних

    Проблема подростков-правонарушителей в современном обществе представляет собой одну из самых сложных.

Незнание закона не освобождает от ответственности. Ознакомиться с существующими законами можно в Интернете (pravo.by), либо приобретя соответствующие кодексы, законы и т.д. Подразумевается, что существующие законы должны знать все, поэтому фраза: «А я не знал», оправданием не является.  Для того чтобы самостоятельно узнать о существующих законах, достаточно обратиться к источникам законодательства (Конституции, кодексу, закону, и.т.д.). 

Основными причинами совершения правонарушений несовершеннолетними и условиями им способствующими являются:

- индивидуальные свойства, возрастные, психологические и иные особенности личности правонарушителя в условиях его неблагоприятного воспитания и формирования (внутренние причины);

- обстоятельства непосредственной ситуации, в которой было совершено правонарушение (внешние причины – т.е. условия).

Внутренние причины:

возрастные изменения психики;

психические расстройства;

вредное влияние микросреды;

бытовые взаимоотношения;

пропаганда жестокости и насилия;

низкая организация воспитательной работы;

направленность личности;

низкий культурный и образовательный уровень учащихся и т.п.

Внешние причины:

отсутствие контроля за поведением;

неучастие в личной жизни несовершеннолетнего родителей, близких;

тяжелые жизненные обстоятельства;

конфликтная ситуация.

 

Административная ответственность

 

С 1 марта 2021 года в силу вступил новый Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях.

Административное правонарушение – это виновное (умышленное или неосторожное) действие или бездействие, посягающее на государственный или общественный порядок, права и свободы граждан, за которое законодательством предусмотрена административная ответственность. Ответственность за совершение административного проступка наступает с 16 лет. Физическое лицо, совершившее правонарушение в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет, подлежит административной ответственности только за:

1) умышленное причинение телесного повреждения и иные насильственные действия либо нарушение защитного предписания (статья 10.1);

2) оскорбление (статья 10.2);

3) мелкое хищение (статья 11.1);

4) умышленные уничтожение либо повреждение чужого имущества (статья 11.3);

5) жестокое обращение с животным или избавление от животного (статья 16.29);

6) мелкое хулиганство (статья 19.1).

 

За совершение административных правонарушений применяются такие виды административных взысканий как: 1) предупреждение; 2) штраф; 3) исправительные работы; 4) административный арест; 5) лишение специального права; 6) лишение права заниматься определенной деятельностью; 7) конфискация; 8) депортация; 9) взыскание стоимости предмета административного правонарушения.

К лицу, совершившему административное правонарушение, в целях предупреждения совершения им новых административных правонарушений могут применяться следующие профилактические меры воздействия:

1) устное замечание;

2) предупреждение;

3) меры воспитательного воздействия (в отношении несовершеннолетних).

 

Уголовная ответственность 

Уголовное преступление - виновно совершенное общественно опасное

деяние, запрещенное Уголовным Кодексом Республики Беларусь под угрозой наказания.

Уголовная ответственность наступает с 16 лет. Лица, совершившие запрещенные Уголовным Кодексом деяния в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет, подлежат уголовной ответственности за такие преступления как: 1) убийство (статья 139); 2) причинение смерти по неосторожности (статья 144); 3) умышленное причинение тяжкого телесного повреждения (статья 147); 4) умышленное причинение менее тяжкого телесного повреждения (статья 149); 5) изнасилование (статья 166); 6) насильственные действия сексуального характера (статья 167); 7) похищение человека (статья 182); 8) кражу (статья 205); 9) грабеж (статья 206); 10) разбой (статья 207); 11) вымогательство (статья 208);

12) хищение путём использования компьютерной техники (статья 212); 13) угон транспортного средства или маломерного водного судна (статья 214); 14) умышленные уничтожение либо повреждение имущества (части вторая и третья статьи 218); 15) захват заложника (статья 291); 16) хищение огнестрельного оружия, боеприпасов или взрывчатых веществ (статья 294); 17) умышленное приведение в негодность транспортного средства или путей сообщения (статья 309); 18) хищение наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов (статья 327); 19) незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров или аналогов (части 2 - 5 статьи 328); 20) хулиганство (статья 339); 21) заведомо ложное сообщение об опасности (статья 340); 22) осквернение сооружений и порчу имущества (статья 341).

К лицу, совершившему преступление в возрасте до восемнадцати лет, могут быть применены следующие наказания: 1) общественные работы; 2) штраф; 3) лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью; 4) исправительные работы; 5) арест; 6) лишение свободы.

        

Частью 5 статьи 17 Закона Республики Беларуси «О правах ребёнка» закреплено, что: «В случаях, установленных законодательными актами Республики Беларусь, родители (опекуны, попечители) несут ответственность за нарушение детьми законодательства Республики Беларусь», то есть за совершение ребёнком, не достигшим возраста административной или уголовной ответственности, деяния, содержащего признаки правонарушения или преступления, предусматривается административная ответственность родителей или лиц, их замещающих.

 

При неоднократном нарушении законодательства несовершеннолетний направляется в специальные учебно-воспитательные учреждения, специальные лечебно-воспитательные учреждения согласно Закона Республики Беларусь «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних».

В специальные учебно-воспитательные учреждения помещаются несовершеннолетние, нуждающиеся в особых условиях воспитания, в возрасте от одиннадцати до восемнадцати лет. В специальные лечебно-воспитательные учреждения помещаются несовершеннолетние, нуждающиеся в особых условиях воспитания, в возрасте от одиннадцати до восемнадцати лет, которые имеют особенности психофизического развития, либо которые страдают заболеваниями, перечень которых утверждается Министерством здравоохранения Республики Беларусь, либо которые состоят в порядке, установленном законодательством, на наркологическом учете.

Решение о помещении несовершеннолетнего в специальное учебно-воспитательное учреждение или специальное лечебно-воспитательное учреждение может быть принято, если:

  1. в отношении его принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела или о прекращении производства по уголовному делу из-за недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, либо если вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством (заболеванием), во время совершения общественно опасного деяния он был не способен сознавать фактический характер или общественную опасность своего деяния;
  2. в течение года он три раза привлечен к административной ответственности за умышленное причинение телесного повреждения, или мелкое хищение, или умышленное уничтожение либо повреждение имущества, или мелкое хулиганство, или распитие алкогольных, слабоалкогольных напитков или пива в общественном месте либо появление в общественном месте или на работе в состоянии опьянения, или занятие проституцией, или заведомо ложное сообщение, или управление транспортным средством в состоянии опьянения, или управление транспортным средством без права управления этим средством и после проведения индивидуальной профилактической работы вновь привлечен к административной ответственности за совершение одного из указанных в настоящем абзаце административных правонарушений и у него сформировалось нежелание вести правопослушный образ жизни;
  3. в течение года он три раза совершил деяния, содержащие признаки административных правонарушений, указанных вабзаце третьем настоящей части, но не достиг ко времени совершения таких деяний возраста, с которого наступает административная ответственность, и после проведения индивидуальной профилактической работы вновь совершил одно из указанных вабзаце третьем настоящей части деяний и у него сформировалось нежелание вести правопослушный образ жизни.

Основанием для приема несовершеннолетнего в специальное учебно-воспитательное учреждение, специальное лечебно-воспитательное учреждение являются приговор суда с применением принудительных мер воспитательного характера в виде помещения несовершеннолетнего в специальное учебно-воспитательное учреждение или специальное лечебно-воспитательное учреждение либо решение суда о помещении несовершеннолетнего в специальное учебно-воспитательное учреждение или специальное лечебно-воспитательное учреждение.

Срок пребывания несовершеннолетнего в специальном учебно-воспитательном учреждении, специальном лечебно-воспитательном учреждении устанавливается судом в пределах до двух лет, но не более чем до достижения несовершеннолетним возраста восемнадцати лет.

 

свернуть

Семья и детско-родительские отношения как фактор эмоционального благополучия детей

Семья и детско-родительские отношения как фактор эмоционального благополучия детей

 

В семье формируется любовь к людям и миру. Отношение самих родителей является главным фактором формирования личностных особенностей и поведения ребенка. У детей сохраняются добрые и светлые воспоминания на всю жизнь, которые помогают им в трудные моменты жизни. Воспитание в семье носит характер обратной связи, воспитывая своих детей, родители воспитывают тем самым и себя. Основа эмоционального благополучия ребенка зависит от позитивного отношения родителей, он становится более уверенным и защищенным. Неэффективное отношение родителя к ребенку снижает его социальную активность: он замыкается в себе, становится скованным, неуверенным, может выплеснуть негативные эмоции на окружающих.

От детско-родительских отношений зависит эмоциональное благополучие ребенка. Особенностью детско-родительских отношений является их значимость для обеих сторон, со стороны родителя – эмоциональное принятие ребенка (родительская любовь), со стороны ребенка – привязанность и эмоциональное отношение к родителю.

 

Е.Т. Соколова подчеркивает, что лишь при сотрудничестве, когда при выработке совместного решения принимаются как предложения взрослого, так и самого ребенка, отсутствует игнорирование партнера. Поэтому данный тип взаимодействия побуждает ребенка к творческой активности, формирует готовность к взаимопринятию, дает ощущение психологической безопасности.

Положение ребенка в семье может быть охарактеризовано также и той ролью, которую ему "предписано играть" родителями во внутрисемейных отношениях. От характера, места и функционального наполнения роли во многом зависит формирование характера ребенка. В связи с этим, можно выделить следующие роли.         

  "Кумир" ("мамино сокровище", "папино сокровище"). Формируемые черты характера: эгоцентризм, инфантилизм, зависимость, комплекс превосходства. В будущем у такого ребенка может проявляться агрессивное поведение в результате того, что он не понимают, почему мир не принимает его так, как собственная семья.           "Козел отпущения". Ребенок используется членами семьи для выброса негативных эмоций. У такого ребенка изначально возникает комплекс неполноценности, сочетающийся с чувством ненависти к миру, формируется личность тирана и агрессора.           "Делегат". Через данного ребенка семья контактирует с внешним миром, предъявляя себя социуму как успешную социальную группу. От такого ребенка родители часто ожидают воплощения своих несбывшихся надежд. Данная роль способствует формированию черт характера классического психастеника (чрезмерная ответственность, постоянная тре­вога за возможные ошибки и т. д.).

 

Броуди выделяет четыре типа установок матери в отношении воспита­ния, определяющих модели ее взаимодействия с ребенком.

  1. Легкое приспособление матери к потребностям и поведению ребенка. Мать адекватно и легко меняет свои воспитательные методы в соответст­вии с новыми ситуациями и новыми возможностями ребенка, хорошо понимает его потребности; для нее характерен положительно-эмоциональ­ный тон общения и взаимодействия с ребенком. Девизом таких матерей яв­ляется «Воспитание - это радость в жизни».
  2. 2. Сознательное целенаправленное приспособление матери к поведе­нию ребенка, требующее мобилизации всех ее сил. Высокая тревожность, связанная с ее опасениями оказаться недостаточно эффективной и компе­тентной матерью. «Воспитание ребенка - это большая ответственность».
  3. Материнская установка определяется прежде всего чувством долга и ответственности. Уровень эмоционального принятия ребенка достаточно низкий. Характерно отношение матери к воспитанию как к тяжелой рабо­те, которую необходимо выполнить несмотря ни на что. «Воспитание - это мой крест и мой долг».
  4. Поведение матери неадекватно потребностям ребенка. Причинами та­кой неадекватности являются низкий уровень сенситивности и понимания ребенка матерью и, соответственно, низкий уровень респонсивности и от­зывчивости. Часто наблюдается изменение эмоционального отношения к ребенку от положительно-эмоционального в сторону амбивалентного, и да­же отвержения ребенка. Воспитание для таких матерей - тяжелая кара, представляющаяся явно незаслуженным наказанием. К этой группе можно отнести матерей, которые предпочитают общение лишь с одной возрастной группой детей, например любящих детей и испытывающих к ним нежность, лишь пока они маленькие. Как правило, в этом последнем случае формиру­ется ненадежная, избегающая или дезорганизованная привязанность.

Исследования показали, что типы привязанности развиваются на протя­жении всего жизненного цикла, основываясь на модели привязанности, сформировавшейся в раннем детстве, и новых видах психической и поведенческой компетентности.

 

Анализ особенностей внутренней позиции ребенка в отношении роди­телей позволяет выделить различные варианты переживания ребенком детско-родительских отношений. Четыре типа внут­ренней позиции ребенка, определяемой его восприятием отношения к не­му родителей и особенностями отношения его самого к родителям, пред­ставлены Г.Т. Хоментаускасом:

1) «Я нужен и лю­бим, и я люблю вас тоже» - эмоциональное принятие сотрудничество и коопера­ция; взаимное уважение и демократический стиль об­щения; авторитетный тип воспитания. У ребенка формируется доверие к людям и готовность к сотрудничеству; высокая само­оценка и самопринятие; социаль­ная компетентность; надежная привязанность.

2) «Я нужен и любим, а вы существуете ра­ди меня» - воспитание по типу кумира семьи; потворствующая ги­перпротекция; культ ребен­ка и его желаний. У ребенка формируется эмоционально-личностный эго­центризм; неадекватно завышен­ная самооценка и искажение Я-концепции; низкая социальная и коммуникативная компетентность; аффект неадекватности; амбивалентная привязанность.

3) «Я нелюбим, но всей душой стрем­люсь приблизиться к вам» - низкое эмоциональное принятие ребенка, амбива­лентность, явное или скры­тое отвержение; воспитание в условиях повышенных требований и моральной от­ветственности; доминирую­щая гиперпротекция. У ребенка формируется низкая самооценка и самоприня­тие; искажение развития Я-кон­цепции; чувство вины и неполно­ценности; тревожность и фрустрированность; конформизм; эмоциональная зависимость; тревожный избегаю­щий или амбивалентный тип при­вязанности.

4) «Я не нужен и не любим, оставьте ме­ня в покое» - амбивалентность принятия, явное или скрытое отверже­ние; гипопротекция, безнад­зорность; доминирующая гиперпротекция строгость санкций и жестокое обраще­ние; авторитарно-директив­ный стиль общения; отстра­ненность родителей. У ребенка формируется тревожные типы привязанности (амбивалентный и избегающий); низкое самопринятие и самооцен­ка; агрессивность и враждебность; высокая тревожность; фрустрация потребности в любви и заботе; отсутствие базового доверия к миру.

 

Эмоциональный климат в семье определяется не только отношением родителя к ребенку и ребенка к родителю в терминах эмоционального при­нятия, материнской и отцовской любви и привязанности, но и характером аффективных взаимоотношений в диаде родитель - ребенок (A.С. Спиваковская, Г.Т. Хоментаускас). Параметрами их определения являются эмоциональный знак и симметричность отношений. Соответственно, можно выделить варианты взаимоотношений.

Взаимные, симметричные отношения: 1) эмоциональное взаимное принятие: для ребенка характерно базовое переживание того, что он любим и дорог в семье, и родители чувствуют от­ветную его любовь. Такие отношения обеспечивают гармоничное развитие ребенка: высокую самооценку и самопринятие, доверие и доброжелатель­ность к миру, готовность к сотрудничеству со взрослыми и сверстниками; 2) симметричная негативная установка: обе стороны - и родители, и ре­бенок - взаимно отвергают друг друга. У ребенка, как правило, негативное отношение к родителям вторично, за исключением варианта аномального развития, и является следствием эмоционального отвержения или амбива­лентности отношений родителей. В результате у ребенка формируется то­тальная враждебность по отношению к миру, агрессивность, низкая степень самопринятия, негативная амбивалентная самооценка. Часто наблюдается его демонстративное, социально-провоцирующее, протестующее поведение.

 

Невзаимные, асимметричные отношения: 1) односторонняя родительская любовь: ребенок горячо любим родителя­ми и является объектом их заботы, внимания, безграничного обожания и любви, сам же ребенок занимает отстраненную позицию, не испытывая по отношению к родителям эмпатии, эмоциональной привязанности, тепла, обычно такой тип взаимоотношений является результатом нарушений се­мейного воспитания по типу потворствующей гиперпротекции или воспита­ния по типу кумира семьи; 2) односторонняя привязанность ребенка: ребенок испытывает по отно­шению к родителям привязанность и любовь, а родители холодны и не от­вечают взаимностью, следствием чего становится формирование тревожных вариантов привязанности.

 

Единственным благоприятным вариантом детско-родительских отно­шений является взаимное эмоциональное принятие, обеспечивающее гар­моничное личностное развитие и высокий уровень удовлетворенности жиз­нью как ребенка, так и родителя. На ранних стадиях онтогенетического развития решающая роль в формировании аффективных взаимоотношений принадлежит взрослому, но, уже начиная со второго полугодия жизни все более их начинает определять активное поведение ребенка. Темперамент ребенка, родительские установки, особенности мотивационно-потребностной и ценностной сфер родителя составляют психологические условия для построения эмоциональных взаимоотношений в детско-родительской под­системе семьи.

 

свернуть

Как победить сквернословие детей

         Слова, которые человек произносит и слышит, формируют его сознание, личность. Вот почему проблема культуры, чистоты речи так актуальна сегодня, когда мы все чаще сталкиваемся со сквернословием в повседневной жизни: в общественных местах, транспорте и даже в стенах учебных заведений.

Несколько лет назад сквернословие было признаком аморальности и малообразованности. На любителя крепких словечек принято было смотреть с осуждением. Теперь бескультурье принимает поистине угрожающие масштабы. Особую тревогу вызывает тот факт, что непристойная лексика становится все более привычной для детей и подростков. В чем причины такого явления?

Дети впитывают и максимально используют то, что слышат и видят в окружающем мире. Сейчас, к сожалению, мат нередко можно встретить в Интернете, определенных СМИ, он звучит даже с телевизионных экранов. И в этом есть серьезная опасность: когда мат, являясь достоянием низшей социальной среды, становится привычным для всего общества, происходит опасное слияние одного социума с другим, смещение ценностных позиций.

Подростки срываются на крик, непристойную брань, когда не решаются или не умеют обычными словами высказать в социуме свои чувства, сдерживаемую злость. Но вместо облегчения и овладения собой, что произошло бы при правильном, позитивном выражении чувств, у них только усиливается внутреннее напряжение. В результате такие подростки уже не могут корректно строить отношения с окружающими.

Полностью оградить детей от влияния извне мы не можем. Изменить мир тоже не в наших силах. Но родители и педагоги могут оказывать на ребенка более сильное влияние и адаптировать его к негативным ситуациям. Как это сделать?

Развивать доверительные отношения, разговаривать на равных, как взрослый со взрослым, объяснять свою жизненную позицию на примерах, приближенных к реальной жизни ребенка. Если подросток разделяет точку зрения педагога или родителей, для которых мат неприемлем, он будет отстаивать свои принципы и в кругу сверстников. Если же взрослый не находит нужных аргументов, непоследователен в своих действиях, велика вероятность снижения его авторитета в глазах подростка, а значит, и той системы ценностей, которую он предлагает.

К сожалению, некоторым ребятам в 12-14 лет дворовый хулиган, любитель крепких словечек, кажется гораздо более авторитетным, чем учителя и родители.

Родителям в данной ситуации необходимо обратить внимание детей на то, кем станет этот «крутой» сегодня парень лет через 20-30. Во взрослой жизни такие псевдолидеры чаще всего превращаются в асоциальных элементов. Наверняка, каждый ребенок в душе хочет стать лидером, для него очень важно, чтобы с ним считались, к нему прислушивались. В воспитательной беседе сделайте акцент на то, каким образом знаменитости, которые ведут за собой народы, создают «волну» интереса к своим идеям. Они владеют красноречием, и никто из них не прибегает к грубым выражениям, чтобы вдохновить массы. Надо поставить перед подростком вопрос: что позитивного, ценного ты можешь в себе развить, чтобы люди шли за тобой?

Обычный школьник еще не задумывается о столь далёких перспективах, для него важнее, что с ним происходит «здесь и сейчас». Может быть, стоит обратить внимание детей на то, что в русском языке достаточно приличных выражений, чтобы выразить досаду, гнев, возмущение, обиду, в крайнем случае, хотя бы «черт побери!» сказать?

Только эти выражения сейчас «немодные», и если подросток станет так говорить, сверстники посмотрят на него, как на белую ворону. В современном обществе фразы типа «черт побери!» уже не воспринимаются всерьёз и не используются для разрядки сильных эмоций.

Замена мата какими-то другими словами - не решение проблемы.

Менять нужно отношения. Нужно строить открытое взаимодействие с детьми, объяснять им с раннего возраста, что мат это плохо. В семьях не должно быть запретных тем, на которые родители не хотели бы говорить с детьми.

Речь ребенка, как правило, соответствует той социальной среде, в которой он находится. Бывает, что родители позволяют себе мат в обиходе, не придавая этому большого значения. И тогда неудивительно, что ребенок заговорил в том же стиле, ведь дети копируют родителей: девочки   мам, мальчики   отцов. Но если подросток из интеллигентной семьи вдруг начал крепко выражаться, то педагогам вместе с родителями стоит задуматься, против чего он пытается протестовать, что в окружающем мире его не устраивает.

 

Ребенка в возрасте до 14 лет можно, конечно, жёсткими наказаниями вынудить не ругаться матом. Но, во-первых, он вам никогда не простит давления и унижения… А во-вторых, он толком не поймет, почему это плохо, если мат активно употребляется в его окружении. Большинство подростков 12-14 лет, которые бравируют матом в компании сверстников, в присутствии родителей и учителей сдерживаются. Получается, что они живут в двух разных мирах: там это можно, а здесь нельзя. Если подросток сгоряча выругался при взрослом, ему, как правило, становится стыдно. Я бы призвала к откровенной беседе с провинившимся: «Раз ты говоришь эти слова, пусть и не при мне, давай рассмотрим, что ты при этом чувствуешь. Почему ты сейчас опускаешь голову, не смотришь мне в глаза? Это что-то ненормальное, стыдное?»

Поможет уважительный разговор с ребенком как с равным: «Вот ты сейчас сказал эту фразу давай разберём, что конкретно ты сказал». Переведите его высказывание с эмоционального уровня на осознанный.

Совет родителям: не бойтесь максимально прояснить, что на самом деле обозначает мат. Вместе с подростком сформулируйте сказанную им фразу, заменяя нецензурные слова теми, которые они обозначают на самом деле. Тогда к нему придет понимание, что мат не объясняет ничего, не несет никакой полезной информации. Спросите: «Ты что, попугай, который повторяет чужие слова, не понимая их смысла? Человек разумный строит свое высказывание так, чтобы оно отражало суть. А если ты часто вставляешь в разговор мат, как тебя воспринимают твои приятели. Они, конечно, реагируют на сказанное тобой: смеются, что-то отвечают… Но только живые человеческие слова вызывают у окружающих сочувствие, сопереживание, побуждают оказать поддержку. Матом этого достичь невозможно   только поверхностной эмоциональной реакции. Но на ней не выстроишь настоящую дружбу, не создашь сплоченный коллектив».

Самое главное   перевести на уровень осознания то, что дети обычно говорят автоматически.

Есть теория магнита: чем больше человек ассоциирует себя с какими-то плохими вещами, чем больше употребляет нехороших слов, тем больше притягивает к себе негативного.

 

Таким образом, частое употребление ненормативной лексики снижает эмоциональный фон человека и программирует его на неудачу. Какие еще последствия можно определить?

Если подросток понимает, что сквернословить стыдно, и видит, что его крепкие выражения шокируют некоторых людей, но продолжает идти вразрез со своей совестью в угоду «моде» или приятелям, то возникает разлад в его внутреннем мире и он подсознательно начинает наказывать самого себя. Причем дети наказывают себя быстрее, чем взрослые.

В чем может выражаться такое самонаказание?

Возникают психосоматические расстройства, травмы, различные неприятности.

 

Хочу привести некоторые примеры. Один прохожий замечает, что отдельные товарищи никак не приучатся держать язык за зубами, когда выходят в люди. К примеру, минский общественный транспорт. Мало того, что в мегаполисе испытываешь неудобства из-за толкотни в салоне, так ещё и пассажиры вокруг говорят очень громко. Нередко используют мат. Причем несдержанной на крепкое словцо бывает не только молодежь, но и люди постарше. Слушаю, и злость берет: ну как вам не стыдно?

В такой ситуации обычно краснеют не они, а сам прохожий. Хочется заткнуть уши всем подросткам, которые невольно слушают эту чернуху. Уже завтра, не исключено, они станут подражать взрослым. И будут уверены: дяди и тети так делают при нас, значит, можно.

 

Недавно подруга звонит в слезах:

— Ванечка сказал первое слово!

— Дурочка, чего ревёшь? Радоваться надо! — говорю и начинаю гадать: — Мама, папа, дядя…

— Слово из трех букв. Такое в детский альбом не напишешь и бабушкам не расскажешь.

 

Кто виноват, мне известно. Не раз наблюдал: сын, еще совсем малютка, немного напортачил, и папа берется за «воспитание». Орет матом, лицо становится пунцовым. Мать пытается вмешаться, но отец вступиться за ребенка не дает. Только пуще свирепствует: «Пошла отсюда (тут был мат), не мешай!»

 

Во время таких сцен малыши впитывают информацию как губка. Удалить из памяти такое невозможно. Удивляться потом не приходится, когда на простую задачу вставить пропущенный слог в фразу «Ежик от страха пытается съе...ться» второклашкам первым делом в голову приходит неправильное слово. А никак не «съежиться», чего так ждут от детей составители учебников.

 

Конечно, сильно ударившись головой о дверной косяк, папа не кричал: «Святые угодники, как же больно!» В такой ситуации он был готов выпалить пару матерных слов. Но вслух их не орал. Запретные словечки можно было прочитать лишь по его губам. Дочь стоит рядом — вслух нельзя!

 

В 13 лет одного человека произошло ужасное. Ну, так ему казалось. Утро помнит: мама будит ни свет ни заря, он сильно раздражается.

— П-и-и (матное слово)! — спросонья вылетело из его уст, когда она резко сорвала теплое одеяло.

— Что?! — не ожидала мама, педагог по образованию.

От дикого стыда он с головой нырнул под то самое одеяло. Спрятался и боялся: что же теперь будет? Она кому-нибудь расскажет? Только бы поставила на горох, ведь лишения карманных денег (а в день мне выдавали мелочь на столовский обед и булочку с корицей) он не переживёт. К счастью, пронесло: мама лишь отчитала. Тогда он твёрдо уяснил, где мат неуместен. Вырос, и многое изменилось. Бывает, в голос может назвать вещи «своими именами». Но при этом чётко понял: ругаться матом нехорошо. Матом сейчас, как в том анекдоте, могут и поругать, и похвалить, и поздороваться, и даже выразить соболезнование.

 

Как вести себя, если бранится маленький ребенок?

         - Не уделять ему повышенного внимания в этот момент.

         - Не вести себя агрессивно по отношению к малышу, выдавшему бранное слово, не ругать и не наказывать его.

- Если маленький ребенок употребил бранные слова при посторонних, кратко извинитесь за него и смените тему разговора; постарайтесь, чтобы этот инцидент не перешел в шумное разбирательство с участием других взрослых.

 

         Предложите детям альтернативу брани (слова, которые можно произнести для ответа на дразнилки).

 

Подведём итог. Самое главное   внимание, доверие, ответственность, живой интерес к жизни детей. Когда родители являются настоящим лидером для детей, пользуются их уважением, то дети всегда прислушиваются к ним и следуют за ними. Если взрослый будет жёстко навязывать свое мнение и контролировать подростков, то скорее всего они пойдут в обход запретов.

Нужно приучать детей понимать, что они говорят и для чего, расширять их словарный запас. Если родители не открыли для подростка мир художественного слова, не научили грамотной, богатой, культурной речи, то ее место займет иной лексикон.

Чем больше человек осознает, о чём он говорит, тем тщательнее будет подбирать слова, которые раскрывают его мысль.

Учите ребят осознавать свои слова и поступки и нести ответственность за них. Для начала   просто осознавать.

 

 

свернуть